Ivan Kvasov (kvasov) wrote,
Ivan Kvasov
kvasov

Categories:

Черное море мое

Еще в школе Ростислав прочел, что в каком-то тысяча восемьсот лохматом году в Исландии вымерзли лягушки. Поразило не то, что одна холодная зима стала для земноводных фатальной, а то, что никто не восстановил популяцию бесхвостых.
Как говорят в фильмах – прошли годы. И вот рейс Копенгаген – Рейкьявик, в багаже полиэтиленовый пакет на треть заполненный воздухом, на треть – водой, а остальное – обычные четырехлетние травяные лягушки. Все оказалось до смешного просто. Не надо было становиться миллионером.
Через два года сенсация облетела мир – в Исландии вновь появились лягушки. Ученые спорили, толи икру занесли на лапах перелетные птицы, толи они все эти годы прятались на каком-то потаенном исландском болоте…
Так появилось, даже не хобби, не увлечение, а дело всей жизни. Всегда нелегально, тайно, скрытно. По возможности сам – кому можно доверять в таком странном деле. Взвешивая все за и против очередного переселения. Крыланы на Галлопогосы, макаки на Сицилию, тигры в Абхазию, волки в Шотланидию.
Бывали и неудачи. Пара кенийских львят, которых Ростислав собирался выпустить в северной Греции, была задержана греческой таможней. Сайгакам, некогда жившим в Крыму, оказалось слишком тесно на густонаселенном полуострове. Зато волки в густых горных лесах южного Крыма прижились отлично.
Особое внимание к Крыму объясняется просто – маленького болезненного Ростика родители на все лето старались вывозить в Коктебель. Времена изменились, перед Ростиславом открылся весь мир, да и Крым стал уже, мягко говоря, не тот. Но куда деться от детских воспоминаний?
И вот тщательно спланированная операция. Специально построенное судно, трюм которого был заполнен морской водой, перевозит из южных морей в Черное несколько белых акул. В нейтральных водах на 30 морских миль южнее Ялты Ростислав выпускает пассажиров на волю. И сразу в следующий рейс – акул должно быть много и сразу.
Затевая перемещение Ростик в дружеских беседах с биологами интересовался, почему же большая белая не живет в Черном. (Шахматы какие-то) Биологи отвечали по-разному. Кто-то твердил про низкую соленость, кто-то про прогрев верхнего слоя воды, про сероводород, про низкую кормовую базу… Тут уже Ростислав не мог скрыть улыбки – кормовая база будет!
Сначала, как водится, поползли слухи. Ученые и политики отмахивались, высмеивали и разоблачали, исчезновение людей списывали на пьяные заплывы, но народ упорно твердил свое. В Черном море пошаливают акулы. И это не привычные мелкие картаны, а что-то большое и неведомое. И вдруг, на пике сезона в сети попалась здоровенная белая акула в желудке которой нашли плавательную маску, три непарные ласты и огрызок серфинга.
Началась паника. Старожилы вспоминали холеру 70го года, шутники – бегство белых в 21ом. Но с чем не сравнивай – а Крым стремительно пустел. Администрация суетилась, пытались огораживать пляжи сетями, все катера и лодки был отряжены для охоты на хищников. Но когда депутата местного парламента, доказывавшего безопасность крымских вод, акула сильно пожевала непосредственно в прямом телевизионном эфире, поражение стало полным.
Как всегда, начались взаимные обвинения и скандалы, Россия решила воспользоваться удобным случаем и заявить права на Крым, татары под шумок подняли бучу по поводу национальной автономии – неуютно стало не только на пляже, но и на суше.
21 августа. Ростислав сидит на пустом пляже напротив дома Волошина и кидает хлеб чайкам. В пределах видимости два острых плавника. Ростислав не любит купаться, он любит одиночество и свои воспоминания. Он счастлив.

Написано 21 августа 2009 года в Коктебеле
Tags: прозка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments